Елена Косилова (elenakosilova) wrote,
Елена Косилова
elenakosilova

Categories:

Рассказ о матане на биофаке

5.5.1. Свобода и смыслополагание

В этой связи нам надо еще раз повторить то, что я повторяла здесь уже неоднократно. Это – связь между свободой и смыслополаганием, или, иначе говоря, между свободой и пониманием. Эту мысль впервые очень убедительно выразил Ясперс, когда сказал: "Понять Другого означает понять его в его свободе". [тут ссылка на философскую веру]
Но не совсем понятно, как тут понять Ясперса (в его, между прочим, собственной свободе). Понять можно Другого, когда он 1) объясняет тебе теорему, когда 2) рассказывает о разбитой любви, когда 3) болеет шизофреническим аутизмом и еще 4) во множестве разных вещей. Все это достаточно разные виды понимания, а некоторые – так и вообще по Дильтею попадают скорее в объяснение. Рассмотрим только три примера, свободен ли в них Другой: объяснение им математической теоремы, его трагический рассказ о его несбывшейся любви и его впадение в шизофренический аутизм (со всей странностью последнего).
Вернее сказать, по постулату Другой свободен вообще всегда, иначе он не субъект и мы с ним не общаемся (= не называем Другим с большой буквы).
Как нам соотнести понимание Другого и его свободу?
Начнем с математической теоремы. Тут момент свободы не очень очевиден, и сейчас я расскажу случай из моей молодости. Я училась на биофаке, где на первом курсе был довольно сильный курс математического анализа. Но достаточно ясно, что мехмат МГУ посылал на периферийные факультеты, среди коих для них был и биофак, не самых сильных своих преподов. Грубо говоря, это была для преподов почетная ссылка. Данный препод,
наиочаровательнейшая личность в человеческом смысле слова, как на лекциях, так и на семинарах и на консультациях умел повторять только слово в слово одно и то же, и при этом то же самое, что было написано в его методичке, которую нам раздавали. У меня была хорошая память, и трудности с пониманием проблематики бесконечно малых были не от нее. Так случилось, что на первом курсе мое личное время и моя личная интенциональность были направлены далеко не на математику. Сейчас я понимаю, что тот курс матана был легкий, но когда думаешь совсем о другом – на первый взгляд он кажется непонятным. Мне много тут есть что сказать, но я сосредоточусь только на одной ситуации.
Обычно мне помогала прорваться сквозь все непрозрачные доказательства матана одна доцент физико-математических наук, школьная подруга моей матери, Царство ей Небесное, раба Божия Оксана (для меня "тетя Ксаня") (и еще кстати прошу у всех православных молитв о ней! Она трагически погибла. Ее христианское имя – Ксения.)
Она тоже повторяла слово в слово то, что говорила в своем вузе. Она преподавала тот же матан в вузе МИЭМ, техническом, где требования были много выше. Одной левой она писала мне доказательства и решения, а я запоминала и одной левой же и повторяла. Ее объяснений в целом обычно хватало мне на тройку-четверку, и это, как ни странно, меня удовлетворяло. Ведь я использовала ее натаскивания для получения искомых троек-четверок, а совсем не для понимания математики. Это был первый курс биофака, и тогда я еще пребывала в иллюзии, что я хочу узнать, как устроен человек, затем и учусь. Кроме того, там реально были личные проблемы, о которых здесь нет речи. Вообще-то я училась без троек, я была старательной студенткой.
И вот однажды моей тети Ксани не было дома, а был дома ее муж, профессор, д.ф.-м. наук, Михаил Семенович Агранович, дай ему Бог долгих лет жизни, который в том же вузе, что она, читал лекции, но не вел семинары. А я пришла с вопросом, как решить какую-то непонятную мне серию дифуров. Дифуры, насколько я сейчас это помню (кто помнит лучше, поправьте!) – это уравнения, в которых в левой части стоит, как ему положено, Y, в производной или без нее, а в правой части стоит, как ему положено, Х, непременно в производной, от которой надо по мере возможности избавиться, чтобы что-нибудь узнать о зависимости Y от Х, как оно и положено в обычных уравнениях, описывающих жизнь.
Поскольку я была дочь подруги его жены, он меня тоже знал с коляски, как и она, и пришлось ему напрячься и мне помочь.
Братья и сестры, какой это был светлый момент моей жизни! Профессор физ.-мат. наук, М.С. Агранович, в отсутствие своей жены, Оксаны А. Агранович, которая знает решения всех семинарских задач, но который (М.С. Агранович) знает все о теории дифуров, увидел несколько реальных дифуров в своей жизни, в учебнике для биофака, который я ему принесла!
Все последующее сделало ему честь. Первое, что он сказал: "Мм, чего-то ничего не понимаю".
Потом предложил мне сесть и выпить чая. Все это время он очень пристально изучал взглядом мои задачи. Когда чай стоял на столе, он взял пару листов А4, ручку и задумчиво сказал: "Раз, очевидно, переменные не разделяются (эк вас там учат!), давай попробуем замену, что ли... можно вот такую... Чо будет? ты видишь? Или такую? Как тебе это?"
Братья и сестры, тогда я почувствовала себя человеком. Я реально решала эти дифуры вместе с ним!

Излишне специально говорить, что он их решил, что я это все поняла, а потом пришла р.Б. Оксана (Царствие ей Небесное), и обоих нас еще поправила. Там имелось в виду более простое решение. Уже она только мешала, хотя исходно я шла к ней. В ее муже я воочию увидела мышление, а не знание! Более того, я не припомню, чтобы с тех пор у меня вообще были трудности с матаном на биофаке. Может, и были, но я их не припомню.

Пока ничего не ясно со свободой, но я надеюсь, скоро прояснится
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 11 comments